Вадим Скардана

 

 

Осенью тут наступает что угодно, только не "унылая пора". Природа в этом краю вообще мобилизовала все ресурсы, чтобы осчастливить человека. И у нее получается, - особенно, если человек этот маленький, вокруг торчат пальмы и свежевыкрашенные статуи пионеров с веслами, температура морской воды 22 градуса и сегодня - первое сентября.
    У девочки была клякса на рукаве, но она мне все равно сразу понравилась. Может быть потому, что я уже тогда умел различать главное и вторичное, а может и оттого, что начал разглядывать ее не с кляксы, - сейчас уже точно и не вспомню.
- Ты похож на октябрятский значок, - сказала она. - Тебя как зовут?
Я хотел было пошутить, что Володя, но она бы не поверила, я это уже видел по глазам. Пришлось сказать ей правду.
    На какой-то период мы оказались за соседними партами. Я так удивился, что даже забыл позавидовать, - девочка, в семье которой не общались на русском, говорила и писала на нем без единой ошибки, даже пунктуационной. Забегая вперед, скажу - ее так и не отпускало все десять лет и даже более - по сей день. С какого-то момента вообще начинаешь замечать, что многое вокруг происходит вне прямой связи со здравым смыслом. К примеру, сыном неграмотной торговки рыбой был Тонино Гуэрра. Тогда я, само собой, этого не знал, но и рядом со мной происходило не менее удивительное. Если правильную речь можно было бы объяснить музыкальным слухом, а грамотность списать на усидчивость, то дальнейшее кроме как возгоранием искры Божьей трактовать было уже невозможно. Даже в стране, не имеющей официальных дипломатических отношений с Богом. Довольно быстро и не в ущерб грамотности в ее текстах стали проявляться  и другие важные ингредиенты - фантазия, юмор, свежая мысль. Уверен, - это был пренатальный багаж, который только и ждал усилия снаружи, чтобы проявиться. За усилием дело не стало, и резонанс длится до сих пор. Боюсь, это вообще уже пожизненно.
    Сначала мы начали меняться какими-то книгами, потом меня пригласили в гости и угостили зеленой алычой, прямо из деревни. Я съел целый дуршлаг, запил чаем и отправился домой. И правильно сделал, потому что у меня при слове "алыча" до сих пор встает дыбом даже то, что давно перестало расти. Хорошо еще, что жил я в двух кварталах.
    В субтропиках все развивается быстро: цветы и деревья, чужие дети, словарный запас, кругозор. Растущий организм, как ему и полагалось, живо откликался на внешние раздражители. Среди таковых попадались и выдающиеся.
    Помню, на Пасху, глубокой ночью по телевизору обязательно показывали тогда пару песен "Битлз", - чтобы люди не шли в церковь. Из двух зол партия резонно выбирала меньшее. И ведь не шли. Битлы - тоже религия. Нет, даже больше - вера. Мы обратились в эту веру чуть ли не всем классом, а Тина и ее подруги Таня с Гулей были миссионерами. Они проверяли своих на верность братству.
-Смотрел "We can work it out"? - хором спрашивали они на утреннем уроке.
- А то.
-Да ладно! Тебе небось запретили. Чтоб с утра в школу не проспал.
-Чего сразу обзываетесь?! Я правда смотрел.

-
-Тебе кто больше нравится, Пол или Джон, вот скажи?
Вообще-то мне тогда больше всех нравился Харрисон, потому что у него были самые красивые бабы, но я им в этом не признался и сказал, что Пол. Отчасти и это было правдой, потому что бабы бабами, а слушал больше всего я все же Маккартни.
    К возрасту, когда правое и левое полушария начинают вырабатывать общий взгляд на мир, между делом прояснилось, что наша с ней школьная карьера складывается удачно - обоим начали всерьез угрожать золотой медалью. Мы не стали чинить им препятствий...
    Я недавно гостил у нее. Мы сверяли накопившиеся увлечения. Кто сказал, что дружба - совпадение предрассудков? Пожать бы ему обе руки - лучшего определения я не слыхал. Мы все еще, не сговариваясь, читаем, слушаем и смотрим одно и то же. Ну, разве что, думаем чуть по-разному.
-Что-то ты в жизни делаешь очень правильно, - сказал я.
-Ты о чем?
-Такого мужа, как твой, надо заслужить.
-Э, нет, - уточнила она. - Такого надо заработать.
    Она, как и прежде, мыслит быстро и неординарно, - она в прекрасной творческой форме. Впрочем, - почему только творческой? Сложился убогий стереотип, что люди интеллектуального труда и, в особенности, искусства используют свое тело как топливо для сознания. Мне встречалось достаточно тех, кто обходится без подобных саморастрат, и я рад был видеть ее почти не изменившейся. Да я и сам теперь вновь похож на Ленина, правда, в несколько более зрелый и менее мирный период его биографии. Таким его уже изображали на орденах, рублях и знаменах. Так что, похоже, идем верной дорогой.

ТИНАТИН МЖАВАНАДЗЕ

 

Источник: http://libs.ru/a/3051/

 

 

Русскоязычная грузинская писательница, блоггер ЖЖ merienn, филолог, журналист.

В детстве Тина была настоящим книжным "монстром", так что мама скупала в магазине все новинки, без оглядки на авторов и темы. "Монгольские дали"? Сойдет, лишь бы много букв! Тина все читала запоем.

Отличалась Тинатин и невероятной "социальной активностью": "Хор, поэзия Тютчева на школьных вечерах, КВН, юморески, вроде роли попугая из Хазанова, — везде сверкали мои выпученные глаза и мелькали капроновые банты".

Школу, разумеется, закончила с медалью. А становление гармоничной личности обеспечила любящая грузинская бабушка. Она строго следила, чтобы внуки не зазнавались и не ленились. Стоило кому-то распустить нюни, дескать, я помыла посуду, а за хлебом пусть идут другие, бабушка щедро награждала нытика тумаком — и "заблудшая овца немедленно отправлялась дальше делать добро". О своем взрослении Тинатин рассказала в первой автобиографической книге "Лето, бабушка и я".

Сегодня "индивидуалистическая грузинка", как себя характеризует Тинатин, живет в Тбилиси. Ее блог в Живом Журнале пользуется популярностью среди русской аудитории, так что составляющие семейного счастья Мжаванадзе широко известны. Однажды Тинатин с мужем были на экспериментальной постановке "Ромео и Джульетты" греческого режиссера Мармариноса. "Вы помните свою первую ночь?" — обратилась к Тине актриса, "ломая четвертую стену". "Это была не ночь", — растерявшись, бухнула Мжаванадзе. Зал одарил ее бурными овациями. Кормильца семьи, папачоса и самого лучшего человека на свете (как величает его Тинатин) зовут Дато. С Тиной они поженились 14 февраля 1995 года, не подозревая о празднике Святого Валентина.

О браке Тина отзывается с юмором, дескать, он похож на марксизм: идея хорошая, но воплощение ее — сплошные революции: "Своего мужа я одобряю, а сам по себе институт брака ужасен. И детей очень одобряю". Жизни с Дато и воспитанию сыновей Сандро и Мишки посвящен второй автобиографический сборник Мжаванадзе "А также их родители".

Широкую известность Тинатин принесли ее кулинарные заметки в блоге, а затем и иллюстрированные кулинарные книги: "Грузинская домашняя кухня", " Лобио, сациви, хачапури, или Грузия со вкусом". Кулинарные бестселлеры были буквально сметены с книжных прилавков. Их смак не только в семейных рецептах, но и в умении автора с юмором рассказать о национальных традициях, о семейных приданиях. "Грузия моими глазами — человеческая, с шуточками, горестями и сложностями", — объясняет Тинатин Мжаванадзе.

Шуточки — это точно о Тинатин. Никакого пафоса, никакой гордыни. "Готовлюсь сесть за новую книгу; а в такие времена у меня повышенная тревожность и поведение неадекватное, — признается Тина читателям блога. — Сны тоже тревожные. Будто у меня гигантская Ж, и надо ее сбросить! Ну и воображение у меня, прямолинейное!"

А кроме кулинарных книг и автобиографической прозы, в ящике стола Мжаванадзе дожидаются своего часа несколько киносценариев …

© 2014 Tbiliclub 

Сайт создан на Wix.com

Автор логотипа - Вадим Скардана

Дизайн сайта - georoute.ge

  • Страница Wix в Фейсбуке
  • YouTube Классик